Синяя борода герои

Вспомним сюжет этой сказки Шарля Перро, впервые изданной в 1697 г. Жил-был очень богатый господин, но из-за синей бороды, делавшей его гадким и страшным, он никак не мог обрести подругу жизни. Его прель­щали дочки почтенной дамы, жившей по соседству. Он сватался к ним, получил отказ, но проявил настойчивость: устроил в своём замке им и всей респектабельной соседской молодёжи целую неделю развлечений. Акция удалась, и младшенькая дочка сдалась. Сыграли свадьбу, медовый месяц прошёл отлично. Молодая была счастлива, но муж собрался по делам и «по­просил её хорошенько развлекаться в его отсутствие, пригласить своих подруг, поехать с ними в загородный замок, если ей захочется, и всюду делать всё, что ей вздумается». Муж запретил лишь посещать одну комнатку в замке, пригрозив страшными карами. Жена пригласила подруг, и, пока они завидовали её богатству, обходя замок, она устремилась к запретной комнатке. Что она там увидела? «Весь пол покрыт свернувшейся кровью, в которой отражались трупы нескольких женщин, висевшие на стенах». Это были прежние жёны Синей Бороды, убитые им. От страха она уронила ключ, запачкав его кровью. Смыть её, как ни старалась, не смогла. Внезапно вернувшийся муж, увидев ключ, всё понял и предложил супруге быстрее готовиться к смерти. К счастью, подоспели её братья и всё закончилось удачно — они убили злодея, а жена, унаследовав его несметные богатства, удачно вышла замуж снова да ещё и спонсировала сестру и братьев.

Белоснежка

Садо без мазо

Реальным прообразом Синей Бороды часто считают богатейшего барона и маршала Франции Жиля де Рэ. В 1440 г. его казнили за жуткие преступления. Продав душу дьяволу и став алхимиком и чернокнижником, он проводил чудовищные обряды, в процессе которых пытали и убивали детей. Сам де Рэ принимал в них активное участие, к тому же занимался содомией и некрофилией. Барон сознался примерно в 800 убийствах, но судьи решили, что их было около 150. Более жуткой фигуры в истории Франции не было.

Но одновременно Жиль де Рэ был чуть ли не национальным героем. Звание маршала он заслужил своей отвагой в Столетнюю войну. Более того, он был ближайшим подвижником Жанны д’Арк и сопровождал её почти во всех битвах. Именно ему доверили почётную миссию доставить елей для миропомазания Карла VII во время его коронации в Реймсе в 1429 г. Но в начале 30-х он отходит от доблестных дел, живёт поочерёдно в своих замках, коих у него было больше, чем у Синей Бороды, и пускается во все тяжкие. Окружает себя частной армией, огромной свитой и даже штатом священников. Его образ жизни и выезды похожи на королевские. А в запретных комнатах замков творятся жуткие вещи.

В отличие от сказочной Синей Бороды де Рэ убивал не жён, а детей. А единственную жену отправил в монастырь. Почему же Перро «наградил» героя синей бородой и почему мы отождествляем его с бароном де Рэ? Можно было бы предположить, что синюю бороду для героя великий сказочник придумал точно так же, как красную шапочку для крестьянской девочки и сапоги для кота. В народных сказках, на основании которых они написаны, кот совершает подвиги босиком, а у девочки голова не покрыта. «В памяти людей Рэ остался легендарным монстром. В краю, где он обитал, эта память смешалась с легендой о Синей Бороде», — объясняет эту коллизию Жорж Батай, известнейший философ и автор самой полной книги о Жиле де Рэ. По его мнению, между героем сказки и реальным бароном «нет ничего общего». И это похоже на правду.

Отцы и дети

Гораздо ближе к сказке Перро легенда о Коморе — короле Бретани, правившем в VI веке. Он женился на некой Трифимии, потом ставшей католической святой. Когда она забеременела, ей было видение прежних семи жён короля, убитых им. Они уговорили её бежать. Комор догнал жену и, узнав о беременности, отрубил голову. А отец с помощью святого Гильдаса её воскресил. Поэтому святую часто изображают без головы — она дер­жит её в своих руках. В этой легенде отсутствует только запретная комната, но на сказку она похожа больше истории Жиля де Рэ.

Но почему Комор убивает жён, узнав об их беременности? Этот мотив встречается очень широко в мифологии. Древнегреческому богу Кроносу предсказали, что его свергнет сын. Дабы избежать этого, он проглатывал только что родившихся детей. Но вместо одного из них мать подсунула ему камень, завёрнутый в пелёнки. Кронос проглотил его, ребёнок спасся и потом действительно сверг отца и стал главным богом на Олимпе. Это был Зевс. Но и он получил пророчество, что будет свергнут сыном. Чтобы сохранить власть, Зевс съел супругу, когда она забеременела. В результате он унаследовал от неё… беременность. Но родилась девочка, правда, муже­подобная. Это была Афина. Она появилась из расколотой головы Зевса сразу в боевом снаряжении — в шлеме, со щитом и копьём.

А вот среди сказок точного прообраза «Синей Бороды» нет. Есть сказки с запретными комнатами, в которых убивают, расчленяют, а потом воскрешают. Но в отличие от Перро делают это не только мужья, но ещё и животные, разбойники или какие-нибудь нелюди и посланцы из иного мира. Главным в них специалисты считают не образ мужа, а тот беспредел, который происходит в запретной комнате. Вот что видит героиня сказки братьев Гримм «Диковинная птица», которая была обезглавлена, а потом спасена: «Посреди комнаты стоял огромный таз, полный крови, и в нём лежали тела людей, разрубленных на части, а рядом с тазом поставлен был обрубок дерева и около него положен блестящий топор».

Подобных картин много в сказках разных народов, в том числе и у нас. Владимир Пропп, самый влиятельный специалист по сказкам в мире, видел в этом феномен так называемой временной смерти. Его проводили во время посвящения: человека убивали, разрубали на части, потом собирали и воскрешали. Понятно, это делали понарошку, но под действием галлюциногенов или других психотехник посвящаемый воспринимал это буквально. Для большей уверенности, что с ним совершали экзекуции, ему могли отрезать палец, нанести несколько шрамов, оставить другие знаки насилия. В результате посвящаемый возрождался новым, другим человеком. Такие серьёзные ритуалы с расчленёнкой и сдвигом сознания обычно проводились при по­священии в шаманы. Проходили они часто в запретной комнате — как в сказке. В особых мужских домах, где этим занимались, такие помещения часто были. Это наблюдали у архаичных народов, практиковавших такие обряды даже в XIX-XX вв. В незапамятные времена этим занимались и предки т. н. цивилизованных народов. Осколки воспоминаний об этом остались в сказках.

Конечно, всё это чтение не слишком подходит детям в наше жёсткое время. Но помнить об этом нужно, ведь социальные психологи утверждают: то, что было однажды, может повториться. И сегодня уже возрождаются дикие обычаи. В Сирии террористы едят сердца убитых врагов, а в Дании публично убивают и вскрывают животных на глазах у детей. В детских книжках уже вовсю рассказывают об эвтаназии, насилии, гомосексуализме, наркозависимости. В Швеции писатели гордятся, что научились изображать детей злыми и неприятными. Стоит ли нам идти по этому пути или открыть другие книжки?

В ближайших номерах читайте о том, на каких сказках надо воспитывать детей.

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.